Является ли аудиозапись доказательством в суде

Важные аспекты на тему: "Является ли аудиозапись доказательством в суде" с профессиональной точки зрения и понятными словами. Все вопросы просьба задавать дежурному юристу.

Запись на диктофон без согласия собеседника

После нескольких месяцев безуспешного противостояния коллекторам, я решила пойти в суд с заявлением на этих людей о том, что они совершают противоправные действия и оскорбляют мою личность. Доказать, что коллекторы превысили положенные им по закону полномочия я решила посредством записей разговоров с коллекторами на диктофон. Согласно последним изменениям в законе, это будет веским доказательством их вины. Данная статья будет полностью посвящена этому вопросу. Здесь вы узнаете:

  • Какую роль играет аудиозапись в процессе разбирательства?
  • Будет ли иметь значение скрытая запись между людьми?
  • Позиция верховного суда в вопросе с данной формой доказательства;
  • Как правильно приобщить запись к делу?
  • Как проводится экспертиза аудиозаписи?
  • Что делать, если суд не принимает этот вид доказательства?

Что говорит законодательство?

Современное российское законодательство приняло закон, что все аудиофайлы и записанные на диктофон разговоры могут выступать веским доказательством в суде!

Это правило распространяется на все дела, что носят исключительно административный характер.
В выше описанной ситуации, связанной с коллекторами, на них можно подать в суд за нанесенные оскорбления. Факт их присутствия легко обнаруживается как раз на аудиозаписях. Это нарушение административного характера. И, если суд признает их виновными, им будет грозить денежный штраф.

Только суд может решить, является ли представленная аудиозапись непосредственным доказательством вины.

Данное прописано в ГПК РФ. Чтобы запись стали рассматривать в качестве доказательства, потребуется проследить за соблюдением определенных правил. Они обозначены в статьях ГПК 55, 59, 60 и АПК 64. Вот, что говорится в самых основных из них:

  • Ст 55 ГПК – факты и доказательства по проводимому разбирательству разрешается получать из разных источников. Принимаются показания от третьих лиц, письменные источники, видео и аудиозаписи;
  • Ст 64 АПК – как весомый факт принимаются во внимание вещественные и от руки написанные доказательства, сведения из уст третьих лиц, консультации экспертов, видео и качественные аудио материалы.

Несмотря на данные правила, такая категория доказательств вины или ее отсутствия, как аудио материалы, не является достаточно распространенной. Причина в том, что некоторые материалы могут считаться несоответствующими установленным требованиям или полученными незаконным путем.

Можно ли предъявлять скрытую запись?

Если внимательно изучить ст 50 Конституции РФ, можно понять, что доказательные факты, полученные с нарушением установленного законодательства, нельзя использовать в разбирательствах.

Именно по этой причине многие участники разбирательства стараются полностью исключить записи из доказательств. Основанием для этого выступает то, что предоставляющий запись положенным образом не расшифровал запись, как того требует закон.

Запись на диктофон должна осуществляться исключительно на специальную кассету! Сведения, записанные на цифровые устройства или на диск, не учитываются.

Чтобы представленная запись была принята судьей потребуется:

  • Провести расшифровку файла;
  • Предоставить судье факты, доказывающие подлинность разговора.

Позиция Верховного Суда

ВС не так давно одобрил решение по данной форме доказательств и указал в части 1 ст 55 ГПК РФ, что запись можно использовать, как защиту и обвинение в суде.

Человек, который просит приобщить материалы такого плана к разбирательству, обязан указать:

  1. Время совершения записи.
  2. Обстоятельства ее получения.
  3. Кто и где записал информацию.

Это правило подтверждается законом, ст 77 ГПК. Если одна из сторон предоставляет запись, как доказательство наличия или отсутствия вины, а вторая при этом не отрицает этот фактор, материал автоматически приобщается к общему делу.

Как правильно приобщить запись к делу?

Чтобы аудиозапись прикрепили к делу, потребуется подать специальное ходатайство. Существует несколько вариантов, как подать заявление на рассмотрение материала в суде:

  1. До разбирательства. Человек пишет официальный запрос, приходит в канцелярию суда и отдает его. Важно проследить за тем, чтобы сотрудник суда проставил на ходатайстве штамп о принятии, подпись и дату.
  2. При уже открытом разбирательстве. В начале заседания судья дает возможность каждому участнику доказать отсутствие вины или ее наличие теми материалами, что не были показаны ранее.
  3. Отправка письма по почте. Заявление на рассмотрение записи пишется от руки, а потом отправляется заказным письмо в суд, в котором будет происходить разбирательство.

Если ходатайство было составлено правильно, запись моментально приобщают к делу. При этом важно проследить за тем, чтобы это был оригинал. Еще одним важным моментом является то, что на диктофон можно записывать и само разбирательство. Судья не имеет право это запретить.

Правила составления ходатайства

Заявление на приобщение записи к разбирательству пишется по специальному образцу.

Если материал есть в распоряжении изначально, его нужно представить следственным органам, чтобы они учли его в деле. Если запись появилась уже в процессе, потребуется обратиться в судебную канцелярию.

К заявлению обязательно нужно приложить официальное заключение от профессионала, что провел расшифровку материала. За счет этого не придется тратить дни на установление подлинности записи, на определение того, относится ли она к процессу.

Экспертиза аудио материала

Чтобы суд принял представленный материал в качестве доказательства, нужно провести профессиональную экспертизу. Она необходима для таких целей, как:

[2]

  • Установка исправности приборов и устройств, на которые записали информацию. Проверяется, можно ли качественно записать разговор;
  • Выявление общей обстановки в период записывания разговора, исследование общей звуковой среды. Например, требуется определить места расположения объектов и то, на каком расстоянии от них находился микрофон;
  • Выявляется количество человек, принимающих участие в разговоре. На этом же этапе описывается последовательность сказанных реплик в виде стандартной стенограммы;
  • Определяется возраст граждан и их половая принадлежность. Также устанавливается общее психическое состояние участников;
  • Подтверждается подлинность записи. Одним из доказательств данного фактора является отсутствие вставок. Если предоставляется копия, специалист определяет, какая она по порядку;
  • Осуществляется зачистка записи от внешнего шума, что никак не повлияет на процесс отслеживания разговора. Кроме того, это не представляет важности для следственного процесса. Зато разговор получается четким и ясным.

Если профессионал выявит подделку разговора или монтаж записи, она не будет рассмотрена.

Отказ суда принять аудиозапись

В некоторых случаях, судья отказывает в приобщении аудио материала к разбирательству. Подобный отказ обосновывается ст 69 ГПК РФ. Здесь указано, что запись не принимается, если ее получили незаконным путем или были обнаружены факты нарушения составления или проверки.

Читайте так же:  Молодожены сколько времени считаются

Судья может отказать по той причине, что нет возможности идентифицировать голоса. В подобной ситуации нужно ходатайствовать о проведении экспертизы. Если после проведения будет выдано заключение о том, что запись подлинная и на ней голоса ответчика или заявителя, отказать в принятии будет незаконным.

Можно ли использовать скрытую аудиозапись как доказательство в суде?

Однако, одного правильного поведения в суде мало, победа в судебном процессе достигается только при грамотном комплексном подходе, одним из обязательных условий которого является обоснование своей позиции достаточными и убедительными доказательствами.

В судебных процессах наиболее часто используются, конечно, письменные доказательства (документы), мы же рассмотрим возможность применения в суде аудиозаписей, которые сделаны с использованием самого распространенного в настоящее время технического средства — мобильного телефона.

Причем сделаны тайно (скрытно) от других лиц, то есть без их предупреждения о звукозаписи.

В эпоху бурного развития сотовой связи и компьютерных технологий крайне сложно встретить человека, который не использует мобильный телефон.

Многие применяют телефоны как средство для аудиозаписи, фиксируя с их помощью телефонные переговоры либо обычные разговоры, допуская, что в дальнейшем данные записи, возможно, пригодятся для подтверждения факта и содержания беседы, поведения её участников.

А теперь представьте, разговор записан и сохранен, ситуация приняла серьезный оборот и рассматривается в суде. Вторая сторона (ваш оппонент) не догадывалась, что разговор с ней когда-то в прошлом был записан. Возможно ли применить подобную запись в судебном процессе?

Существует убеждение, что запись, выполненная негласно, не имеет законной силы, так как перед началом такой записи об её осуществлении не уведомлен второй собеседник.

Многие в жизни сталкивались с ситуациями, когда в начале звонка в официальное учреждение автоответчик сообщает о записи разговора. В подобных ситуациях звонящий понимает, что неосторожно произнесенная фраза или речь могут иметь неприятные для него последствия.

Если указанное предупреждение перед началом разговора не сделано, то возможно ли представить аудиозапись для подтверждения позиции по судебному делу?

Процессуальное законодательство на этот счет конкретикой не отличается, предусматривая лишь одно требование к аудиозаписям как средству доказывания: лицо, их представляющее, должно раскрыть суду информацию о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Других правил предоставления аудиозаписей закон не называет. Однако достаточно ли будет указать, при каких конкретных обстоятельствах сделана запись, чтобы она безусловно была принята судьей? Для верного ответа на указанный вопрос имеет значение, какое лицо, когда и где выполнило аудиофиксацию.

Законодательно предусмотрен запрет на получение против воли гражданина сведений о его частной жизни, в том числе относящейся к семейной либо личной тайне.

В тех случаях, когда зафиксированная информация не является сведениями о частной жизни либо она получена от гражданина добровольно, то нарушения закона при её сборе и последующем использовании не будет.

Приведем наглядный пример: один из собеседников записал разговор на сотовый телефон. Второй участник диалога об этом факте осведомлен не был, но информацию в диалоге сообщал добровольно. В подобном случае сбор информации против воли второго лица места не имеет.

Другой пример: аудиозаписывающее устройство, которое зафиксировало какие-либо разговоры или поведение людей, установлено в квартире, офисе либо ином помещении. Человек, осуществивший запись, при данном событии не присутствовал, соответственно, информацию получил против воли его участников. Очевидно, что такая запись получена вопреки предписаниям закона и использоваться для доказывания не может.

Обратимся к разъяснениям Верховного Суда РФ по данному вопросу. Изучив дело о невозврате займа, в котором одним из участников была представлена запись телефонных переговоров, подтверждающая фактические финансовые взаимоотношения сторон, суд пришел к выводу, что использование в деле данной аудиоинформации правомерно (определение от 06.12.2016 № 35-КГ16-18). Свои выводы высший орган судебной власти обосновал тем, что фиксация телефонного диалога была осуществлена непосредственно одним из его участников и касалась договорных отношений сторон.

Вышеупомянутый судебный акт содержит два важных условия, соблюдение которых дает право применить аудиозапись для обоснования доводов участников судебного спора:

1. Аудиофиксация должна быть произведена одним из участников диалога.

В таком случае оба собеседника действуют добровольно и информацию сообщают без принуждения, а, значит, факт распространения сведений вопреки волеизъявлению одного из лиц отсутствует.

2. Запись затрагивает договорные отношения сторон по предмету рассматриваемого судом дела.

Верховный Суд РФ рассмотрел частный случай, касающийся отношений займа. Полагаем, что не только фиксация договорных, но и иных правоотношений, имеющих значение для дела, станет основанием для приобщения зафиксированной аудиоинформации в качестве доказательства. Основным критерием характера информации будет затрагивание ею прав всех участников разговора.

В отдельных случаях могут возникать препятствия в использовании аудиоинформации, имеющей личный (интимный) характер и касающийся конкретного лица. Тем не менее, и в таких случаях процессуальный закон предусматривает возможность использования в качестве средства доказывания подобных записей посредством их оглашения в закрытом заседании суда.

Подводя итог, сделаем вывод: сделанная скрытно (тайно) аудиозапись не препятствует её применению в качестве доказательства в суде при соблюдении перечисленных в настоящей статье условий. Увеличение круга доказательств за счет использования таких записей расширяет возможности участников процесса для подтверждения своей позиции, а, значит, повышает шансы на успех в суде.

Хотите одержать победу в судебном процессе? Для Вас наши рекомендации из рубрики «Как выиграть суд».

Аудиозапись как доказательство в суде

Бывают ситуации, когда аудиозапись живого или телефонного разговора оказывается едва ли не единственным доказательством нарушения ваших прав. Это и «терроризирование» звонками, в том числе ночными, вас и ваших родственников коллекторами с угрозами и оскорблениями личности. Это и случаи хамского поведения сотрудника ГИББД с превышением полномочий, записанные на видео-регистратор. Это и словесные договоренности о займе, нарушенные впоследствии. И различные случаи шантажа, вымогательства и мошенничества.

Федеральный закон № 114 от 26.04.2016г. гласит, что аудио- и видеозаписи являются полноценными доказательствами в судах по административным делам. Однако в гражданском суде каждый конкретный случай признания аудио- и видеоматериалов официальными доказательствами рассматривается судьями индивидуально.

Суд может отказать приобщать аудиозапись к делу, самые частые поводы для этого – нарушение порядка получения записи, отсутствие уверенности в ее подлинности, отсутствие ее заверенной расшифровки.

Чтобы этого не произошло, важно соблюсти следующие правила:

  • запись должна производиться одним из участников разговора и по его инициативе;
  • разговор не должен касаться личной жизни;
  • нельзя использовать специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации;
  • в ходатайстве о приобщении аудиозаписи к материалам дела указать, какие важные для дела моменты подтверждаются данной аудиозаписью;
  • в ходатайстве указать, при каких условиях, кем, где и когда, на какое устройство осуществлялась аудиозапись;
  • к аудиозаписи и ходатайству приложить ее заверенную расшифровку.
Читайте так же:  Как подтвердить учетную запись на госуслугах

Последний пункт не менее важен, чем правильно оформленное ходатайство, поскольку не все судьи принимают аудиозаписи без их письменного эквивалента.

В решении этой задачи могут помочь специализированные компании, которые профессионально занимаются подготовкой для суда расшифровок аудиозаписей с контролем и заверением их соответствия оригиналу. Одной из таких компаний является агентство «Контект», которое подготовит расшифровку аудиозаписи с последующим заверением по всем стандартам.

Согласно ст. 10 ГПК и ст. 11 АПК Российской Федерации вы также можете производить аудиозапись и самого судебного заседания, и в случае несогласия с официальным протоколом агентство подготовит стенограмму заседания, чтобы Вы могли подать жалобу на протокол.

Помимо своей специализации на расшифровках для суда агентство «Контект» предоставляет услуги по оформлению в текст записей конференций, интервью, защиты диссертаций, заседаний фокус-групп, а также услуги письменного перевода.

Является ли скрытая аудиозапись доказательством в суде: судебная практика РФ

Видео (кликните для воспроизведения).

Начиная с прошлого года (сразу после подписания соответствующего ФЗ за № 114 от 26.04.2016) фотоматериалы, а также аудио- и видеозаписи являются полноценными доказательствами в судах, рассматривающих административные дела. В гражданских процессах вопрос о доказательном признании вышеперечисленных материалов по-прежнему отдается на усмотрение судей (согласно ст 55, 59 и 60 ГПК). Поэтому существующая на данный момент судебная практика весьма и весьма противоречива.

Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе

Принимать, например, аудиоматериалы в качестве доказательств в конкретных судебных разбирательствах судьи совсем не торопятся, ссылаясь на невозможность проверки их достоверности. Подобные экспертизы непросты и далеко не везде проводятся. Кроме того, ситуацию дополнительно осложняет момент перезаписывания. Некоторые судьи уверены: аудиозапись вообще не способна отнести какой бы то ни было разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. № 03АП-1037/16). А в решении других судов говорится о праве любого человека на тайну его частной жизни, которую, якобы, нарушают аудиозаписи, сделанные без ведома гражданина (по этому поводу можно взглянуть на апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

Закон (в ч 2 ст 23 и ч 1 ст 24 Конституции РФ, а также в ч 8 ст 9 ФЗ за № 149 от 27 июля 2006 г «Об информации, информационных технологиях и защите информации») действительно щепетилен в вопросах тайны личности и содержит запрет на получение информации о конкретном лице без согласия самого лица. За незаконный же сбор сведений за спиной гражданина, а также за нарушение тайны телефонных разговоров и/или иных сообщений, правонарушителям грозит уголовная ответственность. Согласно ч 1 ст 137 и ч 1 ст 138 УК РФ, дело может закончиться 2-мя годами лишения свободы. Именно поэтому многие суды настаивают: о проведении соответствующей записи необходимо в обязательном порядке уведомить собеседника (так, чтобы это было слышно на фонограмме). Тогда ее еще возможно использовать в суде в качестве доказательства (в решении Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014 такой подход как раз наглядно продемонстрирован).

Однако в некоторых судебных процессах аудиозаписи, полученные без согласия ее участника или участников, все-таки принимаются к рассмотрению в качестве доказательства (примером может служить ситуация, нашедшая отражение в апелляционном определении СК по гражданским делам ВС Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу № 33-3239/2016).

А совсем недавно и Верховный суд РФ озвучил свою позицию в вопросе использования аудиоматериалов в качестве составляющих доказательной базы в процессах по разрешению гражданских споров. По делу № 35-КГ16-18 было вынесено определение СК по гражданским делам ВС РФ от 06.12.2016 г. И коль скоро решение по делу оказалось знаковым, стоит познакомиться с этим делом подробнее.

Суть спора, позиция районных и апелляционных судов

В 2011 году (24.01) стороны данного гражданского судопроизводства С и Р заключили между собой договор, согласно которому С дала Р в долг 1,5 миллиона рублей под 20% годовых. В свою очередь Р обязался вернуть займ и проценты по нему в указанный в договоре срок. В итоге за период с августа 2011 по март 2012 года С на свой расчетный счет от Р получила лишь 128 тысяч рублей. И более платежи не поступали.

Тогда С обратилась в суд с исковым заявлением не только к Р, но и к его бывшей супруге Е, поскольку на момент получения займа они состояли в официальном браке. В заявлении С указала, что деньги брались ответчиками на совместные нужды (бывшие супруги вместе начинали бизнес). И в подтверждение этого факта суду были предоставлены записи (аудио) телефонных разговоров С и Е с участием Р от разных дат (11.06.2013 г и от 23.12.2013 г), с расшифровками.

Рассмотрев дело по существу, районный суд признал долг общим между бывшими супругами и отметил в своем решении, что представленные истцом аудиозаписи подтверждают факт того, что деньги предоставлялись в долг одному супругу с согласия другого на общие нужды (осуществление предпринимательской деятельности). Поэтому требуемая исковая сумма была разделена между ответчиками поровну решением суда первой инстанции (см. решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14.12.2015 г по делу № 2-2622/2015).

Однако Е не хотела отвечать по долгам бывшего мужа и обратись в апелляционную инстанцию, которая встала уже на ее сторону. По решению второго суда вся сумма долга легла на плечи Р (см. апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

В своем решении, апелляционная инстанция отметила, что представленная ранее (в первичном процессе) истцом аудиозапись не является возможным доказательством, поскольку она была получена без разрешения гражданки Е, и значит имело место нарушение тайны ее личной жизни (согласно ч 8 ст 9 Закона об информации).

Для Р решение апелляционного суда означало неподъемное долговое бремя, и он обратился в Верховный суд РФ с требованием об отмене кабального для него постановления и взыскания долга с обоих супругов.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд поддержал решение суда первой инстанции. В своем определении он напомнил о том, что Гражданско-процессуальный кодекс РФ (в ч 1 ст 55) относит, в том числе и аудиозаписи к средствам самостоятельного доказывания в судах. А лицо, предоставившее такие записи в качестве доказательства, обязано лишь сообщить, кем, когда, где и при каких условиях они сделаны (ст 77 все того же ГПК РФ).

Читайте так же:  Как написать рапорт на увольнение из мвд по собственному желанию образец

ВС РФ отметил также, что истец (С) в районном суде сообщила требуемые законом сведения (где, кем, когда и при каких условиях были сделаны вышеназванные аудиозаписи), а Е достоверность их не отрицала, факт телефонных разговоров не опровергала. Значит, записи являются абсолютно законным доказательством. А вот решение апелляционного суда, базирующееся на неверных сведениях, вынесено с нарушением законных норм и поэтому подлежит отмене.

Кроме того, Верховный суд уточнил, что в данной ситуации нельзя было применять запрет на получение информации без согласия лица, поскольку запись была произведена не кем-то третьим, а одним из участников разговора. И помимо всего прочего, состоявшийся разговор и, следовательно, его аудиозапись, касались договорных отношений разговаривающих сторон. А на такой случай законный информационный запрет (та самая ч 8 ст 9 Закона об информации) не распространяется.

Таким образом, апелляционное решение было отменено ВС РФ (реквизиты решения Верховного суда: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18).

Позиция юристов по данному вопросу

В общем и целом, позиция юридического сообщества свелась к поддержке вынесенного Верховным судом решения. Но некоторые адвокаты уверены, что суду следовало бы более подробно остановиться на моменте соотношения действий заявителя с конституционными нормами о тайне телефонных переговоров (ч 2 ст 23 Основного закона РФ). А кроме того, уточнить: нуждается ли в отдельной корректировке соотношение между субъективными правами гражданина и необходимостью выяснить истинные обстоятельства конкретного дела? Ведь получается, что каждый может записать свой разговор с каким-то человеком и при удобном случае использовать эту запись в собственных интересах.

В целом же специалисты в области юриспруденции благосклонно отнеслись к попытке ВС РФ разобраться в столь непростом вопросе. Опытные адвокаты отметили, что судьи выделили 2 основных критерия допустимости скрытой записи в формате аудио в качестве доказательства:

  1. По субъекту, который осуществлял запись.
  2. И по содержанию этой самой записи.

Именно такой подход на сегодняшний день гарантирует ненарушение прав другого лица. То есть, если запись сделана участником разговора (и одновременно стороной процесса) и содержание этой записи касается предмета судебного спора, такая аудиозапись является полноценным доказательством, не нарушающим права оппозиционной стороны.

Однако, если запись содержит сведения о частной (личной) жизни лица, это лицо будет считаться пострадавшим и сможет использовать для собственной защиты все имеющиеся для этого законные средства, в том числе процессуальные (ст 185 ГПК РФ).

Впрочем, есть и некоторые нюансы использования аудиозаписей в судах различных инстанций. Ведь в большинстве случаев подлинность таких записей в процессах оспаривается. Фоноскопические экспертизы сегодня все еще сложны, дороги и затянуты по времени. И, как правило, не дают абсолютно точного ответа на поставленные перед ними вопросы. В частности, они крайне редко безошибочно определяют, кем какие слова произнесены на записи. Это обусловлено техническими особенностями конкретной фонограммы. Так, например, мобильный телефон не обеспечивает должного качества записи в отличие, скажем, от профессионального диктофона.

Именно из-за отсутствия возможности проведения или спорных результатов экспертизы в случаях, когда заинтересованная сторона говорит о неподлинности аудиозаписи и ложности факта разговора, суды вынуждены исключать предоставленные фонограммы из числа возможных доказательств.

Что же касается вышеизложенного дела, то там была нестандартная ситуация, поскольку подлинность аудиозаписей вовсе не оспаривалась ответчиком, как и сам факт состоявшихся телефонных разговоров. Поэтому ВС совершенно обоснованно признал записи допустимым доказательством.

Аудиозапись, как улика

Пост опубликован: Февраль 10, 2017

Принимать или нет аудиозапись во внимание при рассмотрении дел в судах? Соблюдать гарантируемое Конституцией право на неприкосновенность чужой частной жизни или отстаивать свою правоту всеми законными способами? Однозначно ответить на эти вопросы достаточно сложно. Между упомянутыми нормами существует достаточно тонкая грань и однозначно ответить на этот вопрос сложно, особенно, когда дело касается таких «скользких» определений, как тайная аудио или видеозапись, которую приводит в качестве улики одна из сторон судебного разбирательства.

Адвокаты с жадностью хватаются за подобные законодательные казусы, чтобы развернуть процесс в ту или иную сторону. Роль записи в суде может стать решающей как для обвинителя, так и для защиты. Главное в таких случаях правильно определить — на законных ли основаниях она была сделана, и не противоречит ли метод её «добывания» правовым нормам.

С одной стороны, ст. 24 Конституции запрещает собирать, хранить и использовать информацию о частной жизни лица без его согласия. С другой стороны, ч. 2 ст. 45 дает право защищать свои права и свободы всеми законными способами. Чтобы использовать в суде доказательства, добытые подобным образом, судебная практика предъявляет к ним целый ряд требований. Причем для разной формы процесса – гражданского, уголовного или арбитражного, эти требования разнятся.

Во-первых, сделать запись может только то лицо, чьи права были нарушены, а не сторонний наблюдатель, родственник, знакомый или, к примеру, частный детектив. Не стоит забывать, что современные компьютерные технологии позволяют сделать с любыми записями что угодно. Поэтому необходимо четко определить достоверность сделанного материала. Носитель, на который был записан разговор, должен быть извлечен из самого устройства для записи и отдан на экспертизу с целью выявления факта редактирования записи или её подделки. Кроме того, для использования аудиозаписи в качестве улики или доказательства вины одной из сторон, нужно убедить суд, что её присовокупление к делу просто необходимо для защиты нарушенного права.

Стоит оговориться, что вопросов к записям, тайным или явным, сделанным в рамках следственного процесса сотрудниками правоохранительных органов вопросов никаких не бывает. Суд принимает их безоговорочно. Евгений Волков, судэксперт по уголовным делам, связанным с психологическим давлением, считает, что в интересах следствия можно использовать, естественно в рамках законы, любые методы.

«Мне доводилось в своей практике проводить анализ аудиозаписей, которые предоставляются следствию, однако все они были добыты в рамках оперативно-розыскных мероприятий, то есть сделаны исключительно на законных основаниях, с санкции прокуратуры, с обоснованием подозрений в отношении определенного лица, и лишь такие записи не вызывают никаких вопросов. Если же запись делается частным лицом, да еще и с предполагаемым нарушением отдельных правовых норм, то здесь грань доказательности таких материалов и возможности привлечения их к рассмотрению в суде, очень тонкая. Каждый случай должен рассматриваться строго индивидуально, с назначением как юридической, правовой экспертизы, так и технической».

Артем Баранов, эксперт независимого объединения профильных адвокатов юридического центра «Высшая инстанция» уверен, что в спорных вопросах относительно законности использования тайных записей в судах, нужно руководствоваться исключительно базовыми правовыми нормами и существующим законодательством.

Читайте так же:  Лишают ли прав за долги по кредитам

«С одной стороны, все прецеденты, которые трактуются арбитражным судом или судами общей практики, дают однозначный ответ – любые ненадлежащим образом полученные доказательства не могут быть использованы в суде. В том числе аудиозаписи, добытые без разрешения одной из сторон разговора. При этом у нас есть 29-я статья Конституции, в которой говорится, что у любого гражданина есть право свободно добывать информацию, тот же закон об информации, принятый еще в 2006 году, где прописана свобода в получении информации любыми путями. Но давайте не будем забывать один из основных принципов Конституции – свобода человека заканчивается там, где начинается несвобода другого. Добывать информацию, ущемляя личное пространство, то есть права и свободу другого лица, недопустимо. В судах этот принцип, как правило, неукоснительно соблюдается, и неправильно добытая информация, в частности аудио или видеозаписи, не принимаются в качестве улик или свидетельских показаний».

Тем не менее, в России использование тайных аудиозаписей в качестве свидетельства вины или правоты той или иной стороны в судебном процессе сегодня остается на усмотрении самих судей.

По мнению Артема Баранова, отечественное судопроизводство пока еще находится в стадии разработки относительно всех правовых норм, касающихся этого вопроса.

«В отношении доказательств подобного рода, как то аудиозаписи, видео, скрины из соцсетей, вайбера и так далее, ставшие сегодня модными, четкого определения в российском законодательстве нет и четкой трактовка использования таких доказательств не проработана. У нас право непрецедентное и нередки случаи, когда суды сами себе противоречат, причем даже по идентичным процессам, поскольку решают сами, на свое усмотрение, принимать такие доказательные материалы к сведению, или нет. Такой риск для истцов и ответчиков есть».

Рассмотрение аудиозаписей в качестве доказательств в судах разных инстанций разнится не особо, однако, отдельные нюансы все-таки есть. Гражданский процессуальный кодекс прямо называет аудио- и видеозаписи в числе доказательств, но Ст. 77 Гражданского процессуального кодекса обязывает указать, когда, кем и в каких условиях проводились аудиозаписи. И опять же, законность добытой таким путем информации и возможность использования её в рассмотрении дел, остается на усмотрении судьи. В арбитражном процессе основой любого процесса является бумажный документ, поэтому аудиозаписи не получили широкого распространения. Если письменные доказательства противоречат записанным разговорам – суд склонен отдавать предпочтение бумагам.

Наиболее широкое распространение аудио записи получили в уголовном судопроизводстве. Особенно в коррупционных процессах и делах о вымогательствах. По ним аудиозапись является весомым аргументом при установлении вины и к способам добычи доказательств отношение со стороны судей, как правило, более лояльное. Главное условие – подлинность записи, что устанавливает экспертиза.

Приобщить аудио- или видеоматериал к уголовному делу непросто, но даже если она и попала в дело, нет никакой гарантии, что ее примут во внимание при вынесении итогового решения. Следователь или суд могут признать запись недопустимой, если она получена с нарушением УПК. Все-таки, даже в поисках правды от законодательных норм отступать нельзя.

На каком носителе нужно предостовить суду, аудиозапись являющиеся доказательством.

Аудиозапись представить суду лучше на флешке или диске но для того чтобы суд принял эту аудиозапись в качестве доказательства она должна быть относимой то есть иметь отношение к делу и получена в рамках закона то есть допустимыми средствами. Короче помимо записи нужно суду представить и доказательства при каких обстоятельствах запись получена.

Поскольку Гражданский процессуальный кодекс допускает в качестве доказательства аудиоматериалы, то вполне возможно воспользоваться аудиосредствами для фиксации переговоров.

Если лицо является участником судебного процесса и ходатайствует перед судом о приобщении к материалам дела аудиозаписи, которая, по его мнению, содержит важную информацию по делу, в данном случае указанную аудиозапись еще нельзя считать допустимым доказательством, так как признание указанной записи доказательством возложено на суд. Признать аудиозапись доказательством суд может только после того как убедится в ее относимости, допустимости и достоверности.

Согласно пункту 1 статьи 64 Гражданского процессуального кодекса доказательствами по делу являются полученные законным способом фактические данные, на основе которых в предусмотренном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

В соответствии со статьей 77 Гражданского процессуального кодекса каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения гражданского дела. Согласно статье 16 Гражданского процессуального кодекса судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению.

Для того чтобы суд оценил аудиозапись с точки зрения относимости, он должен убедиться в том, что аудиозапись содержит данные, которые связаны с подлежащими установлению фактами, которые могут подтвердить или опровергнуть их. Лицо, представившее аудиозапись в качестве доказательства, в свою очередь должно предоставить информацию, указывающую на те обстоятельства, которые могут быть установлены с помощью представленной аудиозаписи.

Оценка аудиозаписи с точки зрения допустимости производится судом, который признает аудиозапись допустимой, если она получена без нарушения норм действующего законодательства. В связи с этим лицо, приобщающее к материалам дела аудиозапись, обязано указать, когда, кем и в каких условиях она была осуществлена.

Последний этап оценки аудиозаписи производится судом с точки зрения ее достоверности, то есть суд производит сопоставление соответствия записанной на носителе информации и действительности происходившего спорного события. В свою очередь лицу, предоставившему звукозапись целесообразно одновременно с аудиозаписью предоставить суду стенограмму, то есть дословное содержание записанного разговора. В целях проверки достоверности судом по собственной инициативе либо по ходатайству одной из сторон спора может быть назначена экспертиза для подтверждения подлинности произведенной звукозаписи.

[1]

Как видно из всего вышеперечисленного, в законодательстве не содержится разъяснений на каком носителе должна быть предоставлена информация в виде аудиозаписи. Из этого следует, что на любом носителе можно предоставить, а дальше уже суд сам определит, стоит ли аудиозапись приобщать к материалам дела.

Больше ни звука: будет ли доказательством аудиозапись, сделанная без уведомления, решал ВС

Можно ли использовать в качестве доказательства в суде аудиозапись, которая была сделана без согласия участника разговора? Рассматривая дело о взыскании долга, первая инстанция проблемы в этом не увидела. Однако в апелляции такое доказательство сочли незаконнымведь говоривший не знал, что разговор записывается, а значит, налицо нарушение закона «О защите информации». Разбираться в вопросе пришлось Верховному суду.

Читайте так же:  Жалоба на бездействие прокуратуры в вышестоящую прокуратуру

Невозвращенные долги

Анна Стаханова* одолжила деньги знакомой семейной паре. В январе 2011 года она дала Руслану и Евгении Белых*, ее дальней родственнице, 1,5 млн руб. на три года под 20% годовых. Деньги супругам нужны были на развитие семейного бизнеса, открытого на имя жены. Заёмщиком был муж – его имя значилось в расписке и договоре займа.

За три года, в течение которых супруги обещали вернуть долг, они успели развестись. На счет Стахановой за это время они перечислили в общей сложности 128 000 руб. – Евгения Белых перевела 98 000 руб., а ее муж – 30 000 руб. Однако остальную часть суммы в оговоренный срок так и не вернули. Забрать долги Стаханова попыталась, обратившись в суд. В иске к обоим супругам она добивалась взыскания общего долга, а также процентов за пользование займом в размере 1,45 млн руб., а также процентов за просрочку в размере почти 230 000 руб., в общей сложности 3 млн 177 000 руб.

В ходе рассмотрения дела в первой инстанции в Московском районном суде Тверской области представитель Стахановой настаивала, что долг у супругов совместный. Евгения Белых присутствовала при заключении договора займа, была с ними согласна, обсуждала со Стахановой возможность возврата долга товаром и переводила ей деньги в счёт погашения займа. То, что деньги брали на общие нужды семьи, Стаханова решила подтвердить в суде аудиозаписью разговора с Евгенией Белых.

Та же, в свою очередь, настаивала, что о долгах супруга ничего не знала. Долг, который она обсуждала с родственницей, совсем другой, заявила Белых: якобы сразу после заключения брака она без расписки брала деньги в валюте на открытие магазина детской одежды. Отдавала она деньги ежемесячно, а когда не смогла платить, в феврале 2011 года взяла кредит в рублях, чтобы погасить остатки. Эти деньги она и переводила Стахановой, а никак не выплачивала долг мужа, заявила Белых. Суд, однако, решил, что такие утверждения голословны.

Исковые требования в Московском райсуде Твери удовлетворили. С экс-супругов Белых суд постановил взыскать по 1 млн 252 000 руб. с каждого.

Но в апелляции, Тверском областном суде, решение первой инстанции отменили. В новом решении по делу суд постановил удовлетворить требования Стахановой к Руслану Белых и взыскать с него в пользу истицы 3 млн 48 000 руб. А в исковых требованиях к Евгении Белых суд отказал. Стаханова не представила доказательств, подтверждающих, что долг был общим, а заём предоставлялся на нужды семьи, указано в судебном акте. Аудиозапись разговоров по телефону, расшифровка которой была в деле, – это недопустимое доказательство, заключил суд, указав, что аудиозапись была получена без согласия Евгении Белых, что нарушает нормы процессуального права о предоставлении доказательств.

Записывать разговор – можно

Верховный суд с таким выводом не согласился. Коллегия ВС по гражданским спорам под председательством судьи Елены Гетман нашла в апелляционном определении ошибку. По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Евгении Белых, что недопустимо. В подтверждение своей позиции Тверской облсуд сослался на п. 8 ст. 9 закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации», который запрещает требовать от гражданина предоставить информацию о его частной жизни и получать такую информацию помимо его воли. Но апелляция не учла, что запись телефонного разговора произвел один из его участников и касалась она обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, отметили судьи ВС. «В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется», – сказано в определении ВС. В целом же аудиозаписи – самостоятельное средство доказывания, указала «тройка», и ссылаться на аудиозапись телефонного разговора можно.

В этом контексте важно понимать, что является информацией о частной жизни гражданина, обращает внимание Алина Топорнина, партнер «Юков и партнеры». По этому вопросу, напомнила она, уже выразил свою правовую позицию КС РФ.

В определении от 28.06.2012 № 1253-О указано: «Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.»

В частности, КС РФ указал, что сведения должны носить личный, интимный характер. «Думается, что разговор с должником по вопросу исполнения им обязательств таковым не является. Как минимум он затрагивает кредитора в той же степени, что и должника, а потому, на мой взгляд, истец и ответчик обладают одинаковыми правами в предоставления записи разговора в качестве доказательства», – говорит Топорнина. В целом же лучшей «страховкой» долговых обязательств всегда будет являться грамотно составленный договор с максимально однозначными формулировками, не допускающими расширительного толкования, напомнила эксперт.

Верховный суд отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Тверской облсуд. О дате нового рассмотрения дела (дело № 33-389/2017) на сайте суда не сообщается.

Видео (кликните для воспроизведения).

*имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Источники


  1. Грудцына, Л. Жилищное право России. Учебник; М.: Эксмо, 2011. — 656 c.

  2. Салыгина, Е. С. Юридическое сопровождение деятельности частной медицинской организации / Е.С. Салыгина. — М.: Статут, 2013. — 192 c.

  3. Треушников, М.К. Судебные доказательства / М.К. Треушников. — Москва: СИНТЕГ, 2014. — 272 c.
  4. Лазарев, В.В. Теория государства и права 5-е изд., испр. и доп. учебник для академического бакалавриата / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Юрайт, 2016. — 521 c.
  5. Ваш домашний адвокат. Экстренная юридическая помощь. Советы Юриста. — М.: Мир книги, 2016. — 448 c.
Является ли аудиозапись доказательством в суде
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here